Долиной Шамана

0
32
Долиной Шамана

Юг Свердловской области. Территория Природного парка.

«Бажовские места». Среди невысоких крутых гор затеряна долина, усеянная буреломами и скальными выходами, пересеченная редкими следами проезда лесовозов. Здесь часто выходят из строя техника и электроника. Людей в этих местах мало. Добраться можно только на вездеходах. Именно сюда мы и направляемся. В Долину Шамана. Казалось бы, цивилизация под боком: в паре десятков километров — небольшой городок Сысерть, который считается элитным пригородом Екатеринбурга. Но съезжаешь с узкой асфальтовой дороги в лес, трясешься какое-то время по ухабам, перебираешься по увалам – и вот уже перед тобой стиснутая холмами долина, по которой еле заметной лентой бежит дорога, петляет меж каменей, речушек и, наконец, прячется в далеких буреломах. Дальше – глушь.

Конец февраля. По зимнику можно пробраться только на лесовозах – это они здесь наворотили видимость дороги – и вездеходах. За рулем УАЗика директор Парка «Бажовские места» Антон Кувшинский. Он выкручивает баранку, подгазовывает; нас немилосердно подбрасывает на ухабах.

— Здесь дороги нет, — подбадривает нас Антон, – это лесовозы наездили. Главное, в колею не попасть. Не переживайте – если застрянем, они нас вытянут – пару раз в неделю тут проезжают. После долгой тряски по ложбине долины с ревом вырываемся на хребтину очередного увала и ухаем вниз. Под колесами – зыбкий лёд очередной речушки. Забираемся в глухую чащу, и Антон резко тормозит.

— Всё, дальше не поедем. Машины здесь ломаются, не хотят ехать. И еще: на Тропе Шамана может выйти из строя вся электроника: случается, не работают телефоны, видеокамеры, фотоаппараты. Приезжали как-то иностранцы кино тут снимать, так и уехали ни с чем – камеры включить не могли. Почему – не знаю, не хочу даже голову ломать. Воспринимаю это как данность. Место здесь такое. Считайте, я вас предупредил. Сейчас отдам вас в руки проводнику, он вам все про эти места расскажет. Мы выходим на широкую тропу. Фотоаппарат я все же беру с собой. Пока работает. Телефон, часы тоже. Словно из-под земли вырастает высокий улыбчивый парень лет тридцати. Знакомимся. Анатолий Долговых, наш проводник.

Мы – это небольшая команда любителей поиска приключений на свое мягкое место. Девять девушек и я, автор этого материала. УАЗик разворачивается и исчезает. Мы остаемся одни в глухом лесу. Тихо-тихо, только снег иногда похрустывает под нашими ногами. Мы смотрим на проводника, он смотрит на нас и улыбается. Вдруг улыбка слетает с его лица.
— Ничему здесь не удивляйтесь. Это место Природы. То, что тут происходит, не поддается научным объяснениям. У меня географо-биологическое образование, но я не могу обосновать происходящее. И не хочу. Это просто есть.

Мы немного заинтригованы. Анатолий обводит нас взглядом. И продолжает: — Окружающий мир можно познать двумя путями: рациональным, логичным и иррациональным. У всех вас есть своя картина мира, большинство пунктов ваших мировоззрений при незначительных различиях совпадает. В основе научной картины мира лежит эксперимент, который позволяет подтвердить правильность и достоверность суждений или фактов. Сегодня вы будете познавать мир. Этот способ познания мира не хуже и не лучше, он другой. Тот, который всегда был рядом с нами. Пока он говорит, эхо приносит по тропе глухие удары чего-то звонкого, как это ни парадоксально звучит.

Мы двигаемся вслед за проводником, он снова улыбается. Впереди между деревьями появляется отсвет костра. У огня сидит Шаман. Его лица не видно из-под свисающих кожаных лент. В руках у него бубен. Он ударяет в него, разнося по округе звонкий приглушенный «тумммм».

Анатолий рассаживает нас так, чтобы мы не сели с северной стороны: — Север, — говорит Толя, — это мрак, холод, смерть. Поэтому с северной стороны сидит только Шаман, защищая людей. Проводник угощает нас чаем на травах: «Каждый должен сделать хоть глоток». Девушки украдкой поглядывают на Шамана и отхлёбывают из металлической кружки. Шаман время от времени ударяет в бубен. Чай на самом деле вкусный. Это даже не чай, а пряная травянистая настойка. Мы
надеемся, что без добавления галлюциногенных грибов. Анатолий продолжает, пока кружка ходит по кругу:

— В тенгрианской космогонии Мир – Волк — состоит из Огня (рыжей, красной собаки), Камня (Земли, камня, Аю-медведя), Воды (черной змеи), Ветра (вороны или сороки). Если Миру предъявить свое право на обладание ими, он наделяет ищущего каждым из этих даров, пока человек не станет целым и не вернет эти дары Миру. Принято считать, что первые два дара — огненный и водяной, можно получить, не прерывая социальной жизни; более того, чтобы властвовать над людьми, знания не ищущими, человек-начальник должен быть Огнем, иначе из его руководства ничего путного не выйдет.

Я в объектив фотоаппарата (пока работает!) ловлю лица людей, Шамана, пейзаж и краем уха слушаю Анатолия. Девушки внимают более обстоятельно. Мне трудно разобраться в хитросплетениях тенгрианской космогонии (признаться, я вообще не знаю, что это такое). Но я в курсе, что эти места населяли манси и башкиры. Шаманы были у манси. И у финно-угров cвой взгляд на мироустройство, отличный от того, что нам поведал проводник. Ну да ладно. Толя продолжает, а я понимаю, что пропустил какой-то кусок его речи, увлекшись фотографированием:

— Соедините ладони вместе, но не до конца, оставьте небольшой промежуток в сантиметр. Чувствуете тепло? А теперь представьте, что между ладошек у вас маленький энергетический шарик. Повращайте ладонями, позвольте шарику расти. Чувствуете, он растет?

Зачарованные девушки углубились в ощущения. Кто-то даже почувствовал свое биополе и энергию места. Девушки улыбаются. Но пора идти дальше. Впереди нас ждет Гиблое место.

— Пожалуйста, ведите себя тихо. Когда будем подходить, постарайтесь не разговаривать, чтобы не будить духов леса. Если привлечете к себе внимание Места, оно может лишь вас части Кыт – души. Это грозит обернуться слабостью, усталостью; придут тревога, депрессия, болезни. Так себя чувствуешь после встречи с «дурным» человеком. Мы идем молча. Шаман исчез где-то за деревьями – и раздается неоднократный стук бубна. Так Шаман задабривает духов. Духи живут в маленьком домике, похожем на избушку Бабы Яги. У манси такие домики-амбарчики без окон и дверей, поставленные на столбы, называются сомъях или иттарма. В них хранятся души умерших. Вокруг нашего домика – частокол из толстых прутьев, острыми концами он топорщится в обе стороны, чтобы люди не тревожили духов, и сам дух не высовывался лишний раз наружу. Избушка спряталась от людских глаз в зарослях переломленных ветром веток старых сосен.

Пока мы уходим, Шаман бьет в бубен перед домиком духов – благодарит их, что дает нам возможность уйти спокойно. Идем молча, Анатолий знаками показывает, что Гиблое место еще не закончилось. И правда: оглядываясь по сторонам, видим, что деревья вокруг повалены, искорежены, вырваны с корнем, подрублены. Одни будто вчера сломлены, клонятся устало. Другие уже высохли и стоят черными пнями. Третьи, упав, вытянули свои руки из-под снега, растопырив ветки, как рога.

— Это Бурелом, — говорит тихо Анатолий. — Здесь Сорока с Медведем встретились. Попробуйте прислониться спиной сначала к сломанному дереву, а потом к живому – что вы почувствуете? Только не в обратном порядке! К сильному живому дереву — потом.

Девушки выбирают себе мертвые деревья, прислоняются к ним спиной и вскоре отходят к живым. У живых деревьев они расслабляются, плечи их опускаются. Кто-то склонил голову на грудь, кто-то просто закрыл глаза и улыбается. Что они чувствуют? Спросить я постеснялся – настолько мне это показалось личным.

Тропа, пересекаемая следами невиданных животных, виляя между склонов и камней, вывела нас на большую поляну — Айну. В самом ее начале спиной к нам стоит Шаман и бьет в бубен. А перед ним торчат семь деревянных идолищ.

— Это Айна – намоленное место, — продолжает свой рассказ Анатолий. — Сюда люди приходили с добром, давали лесу дары, делились с Миром тем, что у них есть с собой. Чтобы Месту было легко и безопасно, здесь поставлены истуканы — Стражи. Подойдите к Стражам, подержитесь за них. Ваш Кыт сам подскажет, к какому Стражу подойти. Вам надо тоже оставить что-нибудь на Айне: монетку, яркую обертку или кусочек ткани, «золотинку» от сигаретной пачки или шоколадки. Кстати, для детей и молодых женщин лучшим будет что-нибудь блестящее – Сорока любит все блестящее. Мужчинам лучше оставить спички, сигарету, зажигалку, стреляную гильзу – то, в чем живет или жил Огонь. Айну надо обходить слева направо, по часовой стрелке. Здесь можно попросить у шамана бубен, звук бубна тоже можно дать Миру.

По дороге по совету Анатолия мы набрали хвороста для костра. Костер должен разжигать обязательно мужчина. Я взялся за костер, а девушки пошли кругом вокруг Айны – группы плотно стоявших сосен, будто выросших из одного места, — и отдают ей свои дары.

Невдалеке стоит что-то наподобие чума из сосновых и березовых жердей. Анатолий объясняет, что это «свадебный шалаш», в таких жили молодожены, пока оба их рода не построят им дом. Используется он и для женских ритуалов. Присев в центре его, девушка может загадать себе выйти замуж, подруге – семейного счастья, а маме или бабушке – здоровья.

Девушки буквально выстраиваются в очередь перед этим шалашом… Мы пошли уже было дальше, как Анатолий нас остановил.

— В этом месте вы сможете увидеть свое тотемное животное, покровителя вашего древнего рода. Кто хочет – завязывайте глаза и делайте, что я скажу.

Он раздал куски материи, и мы стали завязывать себе глаза. Потом взялись за руки и медленно-медленно двинулись вперед по тропе. Слышалс тихий голос проводника: — арасР Расслабьтесь, ни о чем не думайте. Тотемное животное само себя проявит. Вы можете его увидеть, услышать или почувствовать. Не сопротивляйтесь своей интуиции, что первое даст о себе знать – это оно и есть.

Мы потихоньку двигаемся вперед с закрытыми глазами, поддерживая друг друга. И тут кто-то сказал:

— Птица!
— Я вижу лису…
— А я ничего не вижу… только рычит кто-то.

Сам я ничего толком не вижу и не слышу. Единственное — на миг показалась мне крестообразная фигура из нескольких перечеркнутых линий.

«Наверное, это ветвистые рога. Значит, я лось», — подумал я. За очередным поворотом среди ударов Шаманского бубна расслышалось мелодичное переливание, как у «музыки ветра». Так и есть: наверное, кто-то из туристов повесил на ветку маленькие жестяные трубочки, которые теперь позванивают на ветру. А вокруг – множество деревьев, перевязанных цветными лентами и лоскутами. Это «Гнездо». Место Ветра – Сороки. В дар Сороке девушки обвязали одно дерево широкой лентой.

Маршрут заканчивался. Впереди нас ждал горячий обед и доставка в Екатеринбург. Но перед этим необходимо предстать перед духом Аю, медведем. Здесь он проявлен в камне. На одном из камней, по-видимому, концентрируется невиданная сила Природы, Мира. И в этом месте нужно задать Миру вопрос – и Он обязательно ответит. Так сказал Анатолий. Шаман ушел куда-то за деревья, и вскоре мы слышим, как от дерева к дереву, от камня к камню прокатился раскатистый гул. Это Шаман начал говорить с Камнем, с силой Природу, с духом Аю. Девушки по очереди подходят к Шаману, забираются на камень и мысленно задают Миру свой Вопрос. Шаман колотил в бубен. Девушки спрашивали. Мир слушал.

— Мир обязательно вам ответит на вопрос. Причем, в самое ближайшее время. Надо только суметь услышать ответ. Обычно он приходит максимум через два дня, реже – через неделю, — утверждает Анатолий.

Я тоже, признаюсь, хочу задать свой вопрос под гулкие удары бубна. Интересно, как на него Мир ответит и ответит ли вообще? Не знаю, о чем спросить. Что-нибудь конкретное или абстрактное? Выйдет ли «Урал» в Премьер-лигу? Будет ли Конец Света в 2012 году? Я сконцентрировался и спросил: «Правильно ли я иду?»

Потом нас всех покормили горячей кашей с мясом, напоили чаем на травах. И на память каждому подарили сувенир от Шамана – маленького глиняного Аю. Очень похожего на знаменитого медведя Пермского звериного стиля. Шаман сказал, что пока Аю с нами, он будет охранять нас.

Post scriptum. Вечером этого дня я расслаблялся дома в одиночестве, когда в гости ко мне зашел человек, которого я очень люблю и уважаю. Мы рассуждали о том и о сем, как вдруг он говорит: «Женя! Какого лешего ты стоишь на месте? Тебе надо идти!» Я чуть не вздрогнул. Что я спрашивал у Мира под удары бубна?

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here